Путь России – вперёд, к социализму! | На повестке дня человечества — социализм | Программа КПРФ

Вернуться   Форум сторонников КПРФ : KPRF.ORG : Политический форум : Выборы президента 2018 > История России > Новейшая история России

Новейшая история России События современной истории

Ответ
 
Опции темы
Старый 19.03.2012, 14:07   #1
neupkev
Заблокирован
 
Регистрация: 03.10.2009
Сообщений: 8,167
Репутация: 883
По умолчанию Реформа ВС РФ завершена... Армии у нас больше нет. Генерал-лейтенант В.И. Соболев об истинном состоя

февраля 2012, накануне Дня защитника Отечества, по всем новостным каналам ТВ подробно комментировалась очередная, шестая, предвыборная статья Путина, посвященная российским Вооруженным Силам и обеспечивающему их всем необходимым российскому оборонно-промышленному комплексу (ОПК).

Статья полна оптимизма и может вызвать у далекого от Вооруженных Сил и безопасности страны обывателя неподдельный восторг и гордость за наши Армию и Флот, а также добавить несколько процентов к рейтингу «национального лидера», на что она и рассчитана.

Хочу и я с позиции военного профессионала, всю свою жизнь посвятившего службе в армии, прокомментировать основные положения этой статьи.

Сухопутные войска не укомплектованы

Начну с Сухопутных войск – основы сил общего назначения, с тех, кто непосредственно должен отразить вторжение агрессора и нанести ему поражение. В своей статье в разделе «Что уже сделано» В. Путин пишет: «Частей сокращенного состава в нашей Армии больше не осталось. В Сухопутных войсках развернуто более 100 общевойсковых и специальных бригад. Это полноценные боевые соединения, укомплектованные кадрами и техникой. Норматив их подъема по тревоге – один час. Переброска на потенциальный театр боевых действий - сутки»

100 бригад – достаточно ли это для того, чтобы страна чувствовала себя в безопасности? Отвечает ли это современной военно – политической обстановке в мире и тем угрозам, которые возникают?

Запад, погрязший в системном, углубляющемся кризисе, пытается решить свои проблемы силовым путем, развязыванием локальных войн в различных районах мира. Разгромлены Югославия, Ирак, Афганистан, Ливия. На очереди Сирия, Иран, кто следующий? Уж не Россия ли, со всех сторон окруженная американскими и натовскими базами, в том числе в Средней Азии, чему в немалой степени поспособствовал наш «национальный лидер»?

Итак, 100 бригад. Их них 39 общевойсковых – мотострелковых и танковых (их всего три), тех, которые непосредственно ведут боевые действия, и специальные – их поддерживают и обеспечивают.

Мотострелковая бригада – основное соединение «нового облика» российской армии по своим боевым возможностям, количеству боевых подразделений ничем не отличаются от расформированных полков, те же три мотострелковых и танковый батальон, артиллерийский и зенитный дивизионы. Они и созданы на базе одного из полков расформированных дивизий. В дивизии таких полков четыре, в том числе один танковый.

39 общевойсковых бригад, по своему боевому эквиваленту - это меньше 10 дивизий. Меньше, потому что в дивизии есть еще артиллерийский и зенитно – ракетный полки, отдельный танковый батальон.

10 дивизий на всю нашу огромную Россию

Общевойсковые бригады сведены в армии – оперативные командования.

Всего в Российских Сухопутных Войсках десять армий, и в каждой из них должно быть по 3-4 бригады, но в некоторых армиях их больше, например в 58-ой армии – семь, а вот в 29-ой, управление которой занимает сейчас здания бывшего штаба Сибирского военного округа в Чите, только одна. Одна бригада на территории от Улан – Удэ до Белогорска - а это около трех тысяч километров государственной границы.

В случае вооруженного конфликта с Китаем, китайцам будет очень трудно ее найти, чтобы пленить или уничтожить… Не смешно.

Специальные бригады это бригады армейского комплекта: ракетные, артиллерийские, зенитные, бригады управления – в десяти армиях их 40. Остальные 20 числятся в окружных комплектах.

Вот и все Сухопутные войска. Для сравнения: Великую Отечественную войну Красная Армия встретила, имея в своем составе 303 дивизии.

Теперь о качестве бригад «нового облика»

Войска элементарно не укомплектованы личным составом. В нашей, якобы миллионной армии в настоящее время огромный некомплект - более 20 процентов - примерно 200 тысяч человек. Об этом, кстати, прекрасно осведомлены наши «партнеры» в НАТО. Значит, бригады в лучшем случае лишь ограниченно боеготовы уже по состоянию их укомплектованности.

Крайне низка и квалификация личного состава. Солдаты срочной службы служат один год. Призыв растягивается на несколько месяцев. Многие призывники приходят в армию с дефицитом массы тела и прежде, чем приступать к их обучению, их приходится откармливать в госпиталях.

Еще хуже обстоит дело с образованностью призывного контингента: молодые люди приходят в армию зачастую с 2-3 классами образования, а иногда вообще неграмотными.

В этих условиях качественно подготовить специалистов, определяющих боевую способность подразделений: наводчиков – операторов, механиков – водителей танков и боевых машин, артиллеристов, зенитчиков, разведчиков, связистов -, не представляется возможным.

О какой боеготовности идет речь?

Очень хотелось бы, чтобы наш Верховный Главнокомандующий взял 3-4х офицеров Генштаба и внезапно проверил боеготовность одной из бригад. Уверен, что проверяемая бригада не только через час, но и через несколько суток не приведет себя в полную боевую готовность, и уж тем более не будет готова к переброске «на потенциальный театр военных действий» - как пишет об этом В. Путин.

И еще один важный момент. Организационно – штатная структура бригады по сравнению с полком более громоздкая, по сути это полк с дивизионным комплектом подразделений обеспечения и обслуживания, что значительно затрудняет управление бригадой даже в мирное время, на учениях, я уже не говорю о боевых условиях. Много раз убеждался в этом не практике.

Ну, а то, что она якобы «обладает большей ударной мощью, чем дивизия», ведомо, видимо, только самому В. Путину, или тому, кто писал ему эту статью, как и «опыт Афганской и других кампаний». Чувствуется, что статью писал непрофессиональный в военном отношении человек.

ВВС: Из 1800 самолетов 1200 не могут подняться в воздух

Теперь о Военно – Воздушных Силах, в которых «создано 7 крупных авиационных баз с мощной инфраструктурой». Давайте разберемся и здесь. Авиационная база «нового облика ВВС» это две – три авиационных эскадрильи. Неужели для нашей огромной России этого достаточно?

Далее Путин пишет: «За последние четыре года – впервые за 20 лет – капитально отремонтированы 28 аэродромов. В текущем году планируются работы еще на 12 аэродромах». О чем это наш «национальный лидер»? На его встрече с доверенными лицами, за три дня до выхода статьи, заслуженный летчик – испытатель, герой России Т. Толбоев с болью в голосе докладывал, что из 1223 аэродромов у нас осталось 120, из 1600 взлетно – посадочных площадок осталось 60. Из 1800 боевых самолетов 1200 нуждаются в ремонте и в настоящее время не летают. В пору говорить не о Военно – Воздушных Силах, а о военно-воздушных «слабостях».

ПВО: В противовоздушной обороне зияет дыра в 3400 км

Еще хуже обстоит дело в ПВО.

В войсках ПВО поступление новой техники прекратилось в 1994 году и до 2007 года не возобновлялось. В противовоздушной обороне страны имеются огромные «дыры», самая большая из них между Хабаровском и Иркутском – 3400 км. Не прикрыты важнейшие экономические центры страны: Пермь, Ижевск, Владимир, Нижний Новгород, Омск, Челябинск, Тула, Ульяновск. Не прикрыты от ударов с воздуха даже некоторые дивизии РВСН.

ВМФ стареет и ржавеет

Теперь о флоте.

Корабельный состав флота сократился более чем в четыре раза. Только за последние годы он уменьшился на 60 процентов.

В составе нашего флота есть современный тяжелый атомный ракетный крейсер «Петр Великий». Таких крейсеров в Советском Союзе было построено четыре, и «Петр Великий» последний из них. Первые три корабля вошли в боевой состав флота раньше, и к 2000 году, когда президентом стал В. Путин, требовали капитального ремонта. Но денег на это в стране, на которую обрушился нефтедолларовый «ливень», так и не нашлось.

И еще один яркий пример того, «что уже сделано». В недавнем походе в Атлантику и Средиземное море в составе отряда кораблей находился и наш единственный авианесущий крейсер «Адмирал Кузнецов». По штату на нем должны находится два авиационных и вертолетный полк – всего 72 летательных аппарата, в том числе 48 самолетов штурмовой и истребительной авиации.

На момент похода на его борту находилось только 8 (!) самолетов.

Для сравнения: на каждом из 12 американских авианосцев находится от 80 до 110 самолетов.

РВСН: Уничтожены лучшие ракеты «Сатана»

Теперь о стратегических ядерных силах, основу которых составляет ракетные войска стратегического назначения.

Ракетные войска стратегического назначения в своем составе имели боевые железнодорожные ракетные комплексы, ракетные комплексы шахтного и мобильного базирования. Наиболее неуязвимыми из них, способными, при необходимости, гарантировано нанести ответный ядерный удар, являлись железнодорожные ракетные комплексы РТ-23. Именно ракетных дивизий БЖРК больше всего опасались американцы. И если по их просьбе М. Горбачев поставил эти дивизии на прикол, Б. Ельцин «подсвечивал» их специальными маячками, чтобы наши «партнеры» не потеряли их из вида, то уничтожил их именно В. Путин.

В годы правления В. Путина были безжалостно уничтожены лучшие ракетные дивизии с ракетными комплексами шахтного базирования «Сатана», по западной терминологии. Эти ракеты способны были преодолевать любую, в том числе и перспективную ПРО, имели в боевой части десять ядерных боеголовок индивидуального наведения и столько же имитаторов этих боеголовок – ложных целей для противника.

Моноблочные «Тополя» не годятся им и в подметки.

В 2001 году вынужден был быть свидетелем того, как уничтожалась одна из лучших наших ракетных дивизий в Алейске небольшом городке Алтайского края. Американские наблюдатели находились в уничтожаемой дивизии до тех пор, пока не была взорвана последняя шахта и уничтожена последняя ракета.

Именно В. Путин разрушил важнейший элемент системы предупреждения о ракетном нападении – РЛС в Лурдесе, на Кубе, которая контролировала всю Северную Америку. В статье он пишет, что «возможности этой системы серьезно нарастили».

Еще хуже обстоят дела в морской составляющей ядерной триады. В 1991 году России от СССР перешло 55 атомных подводных лодок стратегического назначения, и все они к 2015 году будут сняты с боевого дежурства. Трагично т о, что с 1990 года по 2007 год в России не было построено ни одной атомной подводной лодки стратегического назначения.

На вооружении ВВС России находятся только 13 стратегических бомбардировщиков Ту-160 и 63 бомбардировщика Ту-95МС. Все они советского производства и давно исчерпали технические сроки эксплуатации.

В ходе последней радикальной реформы Вооруженных Сил разрушены системы тылового и технического обеспечения. В. Путин в своей статье называет это «избавлением от несвойственных, вспомогательных функций – хозяйственных, бытовых и прочих». А вот маршал Жуков считал, что «любая, блестяще разработанная, операция без соответствующего технического и тылового обеспечения останется красивыми стрелами на карте».

Я уже не говорю о том, что передача функций тылового и технического обеспечения войск коммерческим структурам на порядок дороже обходится государству.

Разрушена система военного образования

Из 65 военных ВУЗов создается 10 научно-учебных центров. «Все эти учреждения, – по мнению Путина, – встроены в жесткую вертикаль и в зависимости от прохождения службы дают офицерам возможность постоянно повышать свой профессиональный уровень».

О чем говорит наш «национальный лидер?» Вот уже два года в военные ВУЗы – научно-учебные центры нет набора курсантов и слушателей. В общевойсковой академии, созданной реформаторами на базе трех академий: им. М.В. Фрунзе, бронетанковой и военно-инженерной, - в настоящее время на командном факультете обучается 2 (два!) офицера из ФСО. В этом году в академию ожидается набор слушателей, которые будут обучаться в ней всего десять месяцев. Превратилась в шестимесячные курсы и военная академия Генерального штаба – гордость российского и советского военного образования.

Что касается военной науки, то в настоящее время ее просто не существует. Военная реформа проведена вопреки рекомендациям военных ученых, эти рекомендации были просто отброшены за ненадобностью.

Так что же уже сделано?

Вот как на этот вопрос отвечают военные аналитики НАТО: «В результате проведенных реформ Вооруженные Силы России не способны более успешно решать задачи даже в локальных конфликтах, российская армия не имеет достаточного количества транспортных средств для переброски войск на большие расстояния, не имеет достаточного количества самолетов и пилотов, умеющих летать при любой погоде, нет единой информационной системы. В армии не хватает солдат…»

Теперь о военно-промышленном комплексе России.

Я не буду комментировать те цифры, которые называет В. Путин в разделе своей статьи «Задачи предстоящего десятилетия». Во-первых, потому что, то количество вооружения и военной техники, которое должен создать наш оборонно-промышленный комплекс к 2020 году лишь «на 70% увеличит долю новых образцов вооружений» даже в той «игрушечной» армии, которую создали реформаторы. А во-вторых, далеко не факт, что эти задачи будут выполнены.

Все мы являемся свидетелями того, что государственный заказ, озвученный в цифрах президентом Д. Медведевым в своем послании на 2011 год, был сорван, и наше Министерство Обороны до октября 2011 года не заключило ни одного контракта с предприятиями ОПК.

Оборонно-промышленный комплекс страны находится в тяжелейшем состоянии

Хроническое недофинансирование или, как в прошлом году, почти полное его отсутствие, привели к тому, что военно-промышленный комплекс страны деградирует и стремительно теряет способность производить новые современные образцы вооружения и военной техники.

Для того чтобы новые образцы появились, необходимо опережающее финансирование научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ – НИОКР, а они вообще финансируются по остаточному принципу.

Незагруженные производством предприятия теряют квалифицированных рабочих и инженеров, на подготовку которых нужны многие годы.

Процесс утраты технологий в ОПК страны принял обвальный характер. В 1999-2004 гг. утрачивалось по 1,5-2 тысячи технологий ежегодно. Уходят последние квалифицированные кадры, разрушаются уникальные, ключевые производства. Сейчас начался новый процесс: вслед за утратой технологий гибнут научные школы.

И какой же выход из тяжелейшего положения в нашем ОПК нашел В. Путин. В своей статье он пишет: «Развитие ОПК только силами государства неэффективно уже сейчас, а в среднесрочной перспективе – экономически невозможно… Все ведущие производители оружия и военной техники США и Европы – негосударственные... Именно новые частные компании могут быть источником технологических прорывов, способных радикально изменять отрасль».

У меня возникает законный вопрос, в какой стране, в какой школе, в каком ВУЗе и по каким учебникам учился В. Путин. Неужели он забыл или не знает, что за десять лет в Советском Союзе был создан такой оборонно-промышленный комплекс, благодаря которому Красная Армия сломала хребет фашистскому зверю, вооруженному производителями оружия и военной техники всей Европы. И не только Европы.

Разве ему не ведом тот исторический факт, что практически все ведущие американские компании, в том числе General Motors, Prat & Whitney, International Telephone and Telegraph, Ford, Stantard Oil и многие другие обеспечивали гитлеровскую Германию комплектующими к вооружению и военной технике, снаряжением, металлом, топливом и даже взрывателями и взрывчаткой. «Бизнес есть бизнес – ничего личного» немцы платили больше. Платили золотом, в том числе золотыми слитками, отлитыми из зубных коронок и золотых вещей изъятых при уничтожении евреев в концентрационных лагерях.

Неужели В.Путин на самом деле думает, уповая на частный бизнес, что наши прохоровы, дерипаски, вексельберги и абрамовичи более патриотичны, чем американские рокфеллеры, ротшильды, дюпоны и форды?

И если эта статья и есть программа В.Путина в области развития наших Вооруженных Сил и оборонно – промышленного комплекса страны, то ее реализация не только не сделает Россию сильнее, но и поставит под угрозу само существование ее как самостоятельного независимого государства. Я не могу согласиться с такой программой.

Источник: ЖЖ М.Калашникова
neupkev вне форума   Ответить с цитированием
Старый 19.03.2012, 15:01   #2
А.Лексей
Местный
 
Аватар для А.Лексей
 
Регистрация: 09.03.2007
Адрес: Урал
Сообщений: 8,234
Репутация: 697
По умолчанию

Путин - предатель, вор, бандит, враг народа. Убить его мало - его надо пытать и вытянуть сведения о том, кому он продался и что сделал.
А.Лексей вне форума   Ответить с цитированием
Старый 19.03.2012, 15:13   #3
LavrovAV
Местный
 
Аватар для LavrovAV
 
Регистрация: 13.05.2010
Адрес: Смоленск
Сообщений: 8,853
Репутация: -290
По умолчанию

7 авиабаз, 28 модернизированных аэродромов и новейшие самолеты
http://nnm.ru/blogs/assa89/7-aviabaz...-samolety/#cut

«Независимое военное обозрение» продолжает подводить промежуточные итоги реформы Вооруженных сил, что идет в нашей армии и на флоте в последние три года. Главные вопросы, которые мы задаем своим собеседникам, что изменилось за это время в подчиненных им войсках, какие остались нерешенные проблемы, что надо сделать, чтобы реализовать задуманное.


На вопросы ответственного редактора «НВО» отвечает заслуженный военный летчик, главнокомандующий ВВС генерал-полковник Александр ЗЕЛИН.

Цитата:
– Хочу начать наш разговор, Александр Николаевич, с сообщения, которое поступило на информационные ленты накануне нашей встречи. Оно о том, что министр обороны России Анатолий Сердюков подписал с генеральным директором компании «Сухой» Игорем Озаром контракт на поставку в ВВС до 2020 года 92 фронтовых бомбардировщиков Су-34. Какие еще самолеты и вертолеты и в каких количествах поступят на вооружение нашей авиации до двадцатого года?

– Я не буду называть количество, но это до сотни.

– До сотни каждого вида?

– Да, по Су-34 цифра уже озвучена – это 92 машины. Но в общей сложности в составе ВВС будет 124 таких летательных аппарата, а в последующем и до 140 машин. В принципе, если говорить о Су-34, президентское лицо этого самолета мы получили, но вместе с тем мы продолжаем наращивать боевые возможности этого бомбардировщика. Оно заключается в чем? Мы ставим мощный бортовой комплекс самообороны, разрабатываем новое оружие, с новыми, расширенными боевыми возможностями. Главным образом «воздух–поверхность», «воздух–РЛС», «воздух–корабль» и планируем, что он станет у нас носителем других ракет большой дальности. Такая работа идет, и я считаю, что это та платформа, которая способна решить эту задачу – то есть нарастить силы ядерного сдерживания в составе стратегической авиации ВВС.


Несмотря на то что контракт на поставку заключен, я подписал технические условия на этот контракт, где указал возможность проводить дальнейшую модернизацию по повышению боевых возможностей данного летательного комплекса.

– По его эффективности?

– По его эффективности и боевым возможностям в единой системе вооруженной борьбы, которую строит сейчас Генеральный штаб, связанный с вопросом модного понятия сетецентрические системы управления. Чтобы в этом контуре управления с уже установленными средствами связи и средствами АСУ мы решали данную задачу.

Я недавно прибыл из Питера, где под моим руководством проходило заседание межведомственной комиссии по созданию самолета А-100, это продолжение темы А-50У и далее. Будет машина с такими боевыми возможностями, которая создаст возможность не только управлять экипажами в воздухе, но и наведения на все радиоконтрастные и другие цели на земле, но и предполагается управление беспилотной авиацией с этого летательного аппарата.

Такое масштабное планирование. С задачами за 30-е годы. Что касается других закупок, которые предполагается получить ВВС. Это самолет Су-35…

– Контракт по нему, как я помню, был подписан на МАКСе на 48 машин.

– Да, на такое количество, но еще будем закупать. Где-то до ста единиц. Я этот самолет рассматриваю в совокупности с самолетом Су-30СМ. Мы сейчас не закупаем и не планируем закупать, пусть это не покажется вам неожиданным, учебно-боевые самолеты. Покупаем боевые самолеты со способностью машины проводить обучение летного состава. Требования к учебно-боевому самолету предусматривают ряд задач, которые летчик отрабатывает в воздухе. К примеру, систему отказов, другие проблемы…

Но сейчас кабина самолета так изменилась, что все эти действия мы можем отработать на земле. На тренажерах. Поскольку несколько многофункциональных индикаторов могут заменять друг друга. И говорить об отказе каких-то приборов и заниматься обучением летчика обходиться без них в воздухе – эта задача сама по себе уходит. Мы ее будем отрабатывать на комплексных процедурных тренажерах на земле. Понимая, что летчика нужно учить летать с отказавшими приборами, но для этой цели создавать самолет и заниматься этим в воздухе мы не будем. Это экономически нецелесообразно, так как у нас много взаимозаменяемых многофункциональных индикаторов. Один отказал, можно перейти на другой и получать всю необходимую информацию.

Могут, конечно, отказать несколько многофункциональных индикаторов в случае, если обесточиться самолет, но это требует от летчика уже совсем других действий, связанных с пилотированием.

– Если я вас правильно понял, Як-130 вы покупать не будете?

– Нет, Як-130 – это самолет повышенной подготовки, предназначенный для обучения курсантов. Это та учебно-боевая машина, которая позволит, закончив подготовку курсанта в училище, в строевой части перевести его сразу на боевой самолет. Потому что кабина Як-130 идентифицирована с боевым самолетом. Там тоже стоят многофункциональные индикаторы. По сути, кабина Як-130-го, МиГ-29-го и Су-27-го, они похожи. И боевые возможности этого самолета тоже очень приличные. Это современный высокоманевренный летательный аппарат с оружием, которое курсанты на пятом курсе, на завершающем этапе своего обучения, особенно в оперативно-тактической авиации, будут применять. Мы реально будем их этому обучать.


Предполагается даже создание учебных центров, где молодые лейтенанты будут проходить переподготовку. А на базе Як-130 есть задумка создать легкий ударный самолет, который в последующем, чтобы повысить классную квалификацию от третьего класса до второго, будет находиться в Липецком учебном центре. И с его помощью мы будем решать эту задачу. По крайней мере, такой вариант мы сейчас прорабатываем с заместителем начальника Государственного центра, чтобы подготовить летчиков для полетов на самолетах Су-34 и Су-35.

А для того, чтобы реализовывать задачи с высокоманевренным самолетом Су-35, в последующем с Т-50, мы планируем закупать самолеты Су-30СМ. Это самолет такой же высокоманевренный, двухкабинный, но боевой, способный выполнять любые боевые задачи, но в составе экипажа из двух человек.


Почему так? Потому, что у нас коэффициент укомплектованности летного состава – полтора. А для того, чтобы дать возможность летать всем при нынешней штатной численности, двухкабинная машина позволяет выполнять боевые полеты всему летному составу. Тренироваться и тем, и другим. Тем самым все будут постоянно в тренинге, и мы выполним указание начальника Генерального штаба, чтобы налет у нас был больше 130 часов. Это вполне реальная задача. При смене самолетного парка в тактической авиации мы эту задачу будем решать легко, имея двухкабинные машины в боевом варианте.

– Я хотел вас спросить про налетанность, но сделаю это чуть позже. Пока хотелось бы узнать у вас, что будет с другими самолетами? Например, с МиГ-31.

– МиГ-31 – прекрасный самолет. У него большое будущее. Мы сейчас определились. По списку у нас около 300 таких самолетов, точнее, 252 в составе ВВС. Мы планируем иметь в боевом составе до 100 таких самолетов. Определились с его модернизацией под новые задачи в варианте МиГ-31БМ. Решили, что мы модернизируем МиГ-31БС, и у нас есть, кроме МиГ-31Б, серия ДЗ и серия БС. Мы решили, что серия БС останется без дозаправки в воздухе, ДЗ – с дозаправкой и Б – тоже с дозаправкой в воздухе. При этом серия ДЗ будет выполнять свои специальные задачи. И в нашем составе будет до 100 самолетов. С новым вооружением ракетой «воздух–воздух» большой дальности, по сути, реализовывать боевые возможности бортового комплекса, далее сочетание старого и современного оружия и новая система навигации.


Мы переходим сегодня всей авиацией в другой диапазон. Из дециметрового переходим в метровый. На этот диапазон будет переходить вся наша ближняя навигация. Это связанно, в первую очередь, с решением правительства о переходе всего телевидения на цифровую связь. И мы в этом случае с дециметрового диапазона уйдем. Но в этом случае станем реализовывать возможность посадки на любой гражданский аэродром. А с 2014 года такая возможность будет закреплена законодательно. Сейчас не из бюджета, но выделяются средства на аэронавигационное обслуживание. А с 14-го года мы будем освобождены от оплаты за аэродромное обслуживание – за стоянку и аэропортовое обслуживание.

Мы сможем спокойно летать по всей территории Российской Федерации, используя всю аэродромную сеть, как военной, так и гражданской авиации. И МиГ-31 – один из первых самолетов, который получит такую возможность. Ему приходится летать и в высоких широтах. Это самолет, который практически предназначен для автономных действий вне радиолокационного поля – такие возможности у него есть. Поэтому он должен использовать любой аэродром, который ему понадобится. Как за Полярным кругом, так и на юге страны. На Камчатке, Чукотке, на Дальнем Востоке – везде, где потребуется.

Система АСУ на нем достаточно продвинутая, она позволяет самолету заходить на посадку при границе 50 метров облачности и видимости порядка 800 метров. Оборудование самолета все это позволяет, оборудование аэродрома – тоже. И он очень хорошо решит все поставленные перед ним задачи.

– Мы говорили о Су-34. Но по идее он должен в перспективе заменить бомбардировщик Су-24.

– Не по идее, а он реально идет ему на смену.

– А какова будет судьба Су-24, пока не придут все Су-34?

– Мы провели модернизацию самолета Су-24. И у нас уже есть две эскадрильи новых модернизированных вариантов этой машины. Это ОКР «Гусар» – 24 единицы у нас есть на Дальнем Востоке. И непосредственно в европейской части и на Урале в Шуголе идет непосредственно модернизация по ОКРу «Метроном». Проводит ее компания известного Александра Николаевича Панина.

Можно сказать, что те результаты, которые мы получили на этой машине, нас полностью устраивают. И мы будем заниматься и модернизацией, и сокращением простых Су-24, которые у нас еще есть на вооружении. Они, естественно, дослуживают свой жизненный цикл, это прекрасный самолет-солдат, который решал свои задачи. И будем поставлять в войска самолеты высоких серий. Пока к 2020 году не перейдем полностью на самолеты Су-34, которые мы будем иметь в своем составе более 120.


У нас, по сути, получается четыре командования, государственный центр – пять основных базовых точек, где будем создавать летающие группы по 24–28–30 самолетов Су-34. Дальний Восток – это Хурба, это Челябинск, это Крымск и Воронеж и Липецк.

– Вспоминаю, как мы с вами стояли рядом в Фарнборо и наблюдали, как летает F-22. Вы тогда не очень одобрительно о нем отозвались, заметив, что он не дотягивает до тех рекламных материалов, в которых расписывались его непревзойденные достоинства.

– Я вам тогда не так сказал. Я сказал: «Вы же видите, я улыбаюсь. Я очень доволен, что он так летает». Мы тогда стояли рядом с Погосяном Михаилом Аслановичем, поэтому, видимо, нам не показали всех тех возможностей, которыми обладает эта машина, но мы с Погосяном поняли, что наши партнеры тоже стараются перейти к тем высокоманевренным параметрам, которые есть у нас. Они этот факт очень долго отрицали, видимо, потому, что были какие-то технические проблемы с решением этой задачи. А второе – мы летаем не хуже, чем они. Вы в этом не раз убеждались на МАКСе. И в 2009 и в 2011 году, когда демонстрировали МиГ-29 с ОВТ, Су-35-й…

Я тогда Владимиру Владимировичу (Путину. – В.Л.) рассказывал, что тем маневрам, которые выполняет наш самолет, мы еще даже не нашли названия.

– Я вспомнил про F-22 в связи с Т-50. Он должен быть лучше, чем американский истребитель?

– Я уже говорил кому-то из иностранных корреспондентов: чтобы определить, лучше или хуже, надо посмотреть, как ведет себя машина в воздухе. В свое время нам говорили, что F-15 – это непревзойденный самолет. Когда я учился в нашей Академии имени Гагарина, нам повторяли, что это просто «суперсамолет». А когда мне судьба позволила полетать на последней модификации этой машины F-15Е, мы летали в Рамштейне с генералом Харчевским – он на одной машине, я – на другой, я тогда понял, что даже на МиГ-23МА в то время можно было спокойно драться с этим самолетом. Спокойно.

Все познается в сравнении. Тут срабатывает наша пословица: «Лучше один раз увидеть, чем тысячу раз услышать».

– Но ведь Т-50 уже летает. Три машины, если я не ошибаюсь, проходят испытание.

– Т-50 летает. Облетываются летно-технические характеристики, переходим на испытание бортового комплекса, строится машина, которая пойдет на боевое применение. Все в рамках. Я это постоянно говорю. Есть технические проблемы. Понятно, что при создании такой машины все гладко не бывает. Но я главным конструктором Александром Николаевичем (Давиденко. – В.Л.) доволен. Когда бываю в Комсомольске-на-Амуре, никогда не прохожу мимо цеха, где собирают истребитель. Тема закрытая и все остальное, но мы с директором, уважаемым Александром Ивановичем (Пекарш. – В.Л.) регулярно обсуждаем ход работы над самолетом. Пока никаких принципиальных вопросов нет.


– То есть все идет по графику.

– Да, вот и недавно там был Владимир Владимирович (Путин. – В.Л.), мы ему все показывали, он много вопросов задавал. И когда мы начнем заниматься использованием Т-50 по предназначению, а он предназначен для завоевания господства в воздухе, это одна из главных его задач – завоевание района боевых действий, господства в воздухе (в ГПВ у нас где-то до 60 таких машин), я полагаю, что на этих самолетах будут летать только летчики первого класса.

Мы понимаем, что это будет особый самолет, мы знаем, где он будет дислоцироваться, для каких задач. И там будут летать уже, будем говорить, профессионалы высокого класса. Это будет элитное подразделение, которое станет выполнять самые ответственные и сложнейшие задачи и которое способно их выполнить. Речи о молодых летчиках тут не идет. Я даже себе такой задачи не ставлю.

– Разговор у нас очень интересный, информационно насыщенный. Но вы еще ни слова не сказали о военно-транспортной авиации, о вертолетах. Какие планы нас ожидают здесь?

– Есть планы о создании перспективного авиационного комплекса Дальней авиации. Мы вернулись к этому вопросу.

– Об этом в своей статье говорил и Владимир Путин.

– Да. Где-то за 30-е годы мы должны иметь в составе ВВС новый самолет с боевыми возможностями, которые адекватно позволят играть ему одну из главных ролей в силах ядерного сдерживания ВВС в триаде СЯС всех Вооруженных сил.

Что касается военно-транспортной авиации. Тут я не могу не радоваться по поводу тех решений, что приняты. Тут и восстановление производства Ан-124-100 в варианте Ан-124-300, и большими семимильными шагами в соответствии с возможностями завода идет восстановление производства Ан-124-100.


– Это будет в Воронеже?

– Нет, это все в Ульяновске. Дальше, там же развернута линия по производству Ил-76МД-90А. Все, мы ушли из Ташкента, мы сами создали этот проект в цифровом виде, и в июле, я думаю, эта машина полетит.

Мы достаточно большое количество таких машин закупаем, и она будет у нас основным носителем для специальных задач, о которых я раньше говорил. Те же, к примеру, дозаправщики будут летать на этой машине, что позволит с двигателем Д-90 без изменения высоты полета выполнять задачи дозаправки. Сейчас нам по объективным причинам надо пониже спускаться для проведения такой операции. Из-за двигателя. А с новой экономикой эти задачи мы будем решать проще.

Дальше. Я являюсь председателем комиссии по завершению создания самолета Ан-70. Был в Киеве, мы сняли все противоречия, которые там были. Украинцы собирают машину, которая у них есть, и тоже в июне–июле они должны ее нам предъявить, и мы должны полететь. По всей видимости, все доводочные работы проведем на территории Украины, чтобы оперативно устранить все недостатки, которые, естественно, будут на этом этапе. А в последующем и на территории Украины, и на территории России мы завершим ОКРы по этому самолету.

– А собирать его будут в Омске?

– Пока предварительно в Воронеже. Антоновцы очень активно взаимодействуют с этим заводом по самолету Ан-148, есть и другие проекты по Ан-158, Ан-178 – там есть налаженные связи, инженерные, технические, организационно-технические, чисто организационные, там есть взаимопонимание. К тому же Воронеж не так далеко от Киева находится. И от Харькова в том числе. И я думаю, что небольшое расстояние позволит им оперативно решать все вопросы.

Теперь о легком военно-транспортном самолете. Мы пока остановились на варианте Ан-140-100. И такой военной задачи по переброске техники мы к нему не предъявляем. Этот самолет будет предназначен, в первую очередь, для перевозки личного состава и небольших грузов внутри округов, что позволит экономить и время, и топливо. И дальше у нас есть межправительственное соглашение и совместный проект с Индией о создании совместного самолета военно-транспортной авиации с полезной нагрузкой до 20 тонн – MTА. Мы готовы закупить таких машин до ста единиц.

Вопрос мобильности без военно-транспортных самолетов не решить. И я считаю, что самолетный парк для этих целей должен составить не меньше 300 самолетов различного класса. Сверхтяжелых, тяжелых, оперативно-тактических, легких, каждый для выполнения своей задачи.

Генеральный штаб нам поставил задачу: для тех войск, которые имеются в боевом составе Вооруженных сил, нужно иметь самолеты для переброски тяжелых бригад, средних и легких. Легкая должна моментально в любом уголке страны или за рубежом, в связи с нашими международными обязательствами решить свои задачи. Каким образом? Только используя военно-транспортную авиацию.

– А вертолеты?

– Моя любимая армейская авиация (говорят, что фронтовые летчики не любят армейской авиации – это глубокое заблуждение). Мы, как никто понимаем роль и место армейской авиации в современных вооруженных конфликтах, который происходят и будут происходить. И ее роль понимает руководство Министерства обороны. В том числе и министр, и начальник Генерального штаба.


Мы заявили, что до 20-го года закупаем тысячу вертолетов. В том числе тяжелые вертолеты Ми-26 в варианте Ми-26Т, это уже состоявшийся вертолет, у нас их более ста единиц. Совершенствуем и получили модифицированный вертолет Ми-8, последняя модификация АМТШ, МТВ-5. Дальше – мы делаем всепогодный, круглосуточный вертолет с расширенными боевыми возможностями. Опять же на базе Ми-8. Промышленность предлагает нам переходный вертолет, между тяжелым и средним – Ми-38. Эта машина тоже имеет под собой определенную перспективу.

– А какую роль будет играть Ми-38?

– Ми-38 это средний вертолет между Ми-26 и Ми-8. Это другие двигатели, другая полезная нагрузка. Некоторые государства говорят, что Ми-26 слишком тяжелая машина, она им не нужна. А вот с полезной нагрузкой 12 тонн, 15 тонн, 8 тонн очень пригодилась бы. Вот такого класса и будет этот вертолет.

«Вертолеты России» занимаются этой проблемой. Мы им сказали: вы сначала создайте этот продукт, а потом мы посмотрим, для каких целей и под какие задачи его использовать.

Теперь о боевых. Вы знаете, долго в прессе и среди экспертов шли споры, что лучше – Ми-28 или Ка-52. Принято, на мой взгляд, очень грамотное государственное решение делать обе машины. Они, по сути дела, друг друга дополняют. Ми-28 как линейный основной вертолет на поле боя.

В современных условиях, и тут я благодарен за поддержку министру обороны, что вся авиация, за исключением авиации флота и всего, что касается решения задач флота, все сосредоточено в Военно-воздушных силах. С одной стороны, задач стало больше, а с другой – ушли все местнические интересы, тем более что все управление теперь под руководством Генерального штаба. И планирование применения, и организация боевой подготовки. Я считаю, что это очень правильное решение, сделанное руководством Министерства обороны. Это мое личное убеждение. Хотя, как всегда, что-то нам нравится, что-то не нравится, но жизнь покажет.

– В связи с этим замечанием мы перешли к тому важному вопросу, который я хотел вам задать. Как сегодня проходит управление авиацией? Известно, что всю ее передали в округа или в оперативно-стратегические командование, создано 7 авиабаз, отремонтировано 28 аэродромов, проведены другие, прямо скажем, революционные преобразования. Чем теперь занимается главком ВВС и его штаб?

– Я бы сказал так. Если будет реализована задуманная система управления с приборами и системами, будет создана автоматизированная система управления (АСУ), то все выстроено правильно. Сейчас, на мой взгляд, мы несколько революционно поступили по многим вопросам. И эти революционные шаги остро ощущаются в плановой работе. Не завершив создания одного технически, организационно мы, может, и завершили это, приходится в ручном режиме что-то подстраивать, поправлять. Но мы не отказываемся от решения этих задач.

У меня здесь на пульте есть кнопки для звонка ко всем четырем командующим округов. Мы в режиме онлайн с ними часто разговариваем. И самое главное – боевая подготовка осталась за главным командованием ВВС. Строительство вида и боевая подготовка. А без боевой подготовки какое может быть применение?

Ежедневно летает более 70–80 наших частей. Все это надо отслеживать, согласовывать, контролировать, ВВС – это тот вид, который постоянно находится в движении и постоянно требует контроля. Не просто поставил задачу и забыл, а поставил задачу, дальше контролируешь, как она выполняется и контролируешь ее результаты. По-другому нельзя.

– Потом их корректируешь.

– Да.

– В продолжение этой проблемы возникает вопрос и с ПВО. Вы передали в округа не только авиацию, но и в Воздушно-космическую оборону бригады ПВО.

– Мы не все бригады ПВО передали в Воздушно-космическую оборону. Мы передали ВКО только центральный промышленный район. Тот, который прикрывал когда-то Московский округ ПВО, потом командование Специального назначения, потом Оперативно-стратегическое командование в составе Военно-воздушных сил. В конце концов это ОСК мы передали в новый род войск ВКО. И, по сути дела, они сейчас занимаются противовоздушной и противоракетной обороной Центрального промышленного района. Москва и все то, что ее окружает.

Остальные задачи по ПВО возложены на командующих округов. Но опять же боевой подготовкой этих войск занимается главное командование. Мы готовим войска, мы готовим всю нормативную базу, методологическую базу, мы проводим учения, готовим войска к учениям и все остальное. А командующие округами принимают войска и используют их по предназначению. Вот такая тонкость.

– А боевую технику кто заказывает?

– Заказывающее управление. Но ее идеологию выстраивает Главкомат ВВС.

– То есть вы определяете, сколько нужно С-300, сколько С-400, С-500… Использовать С-300В или С-300ВМ?

– Пока эта идеология за Военно-воздушными силами. Пока. Но как будет дальше, посмотрим. Я еще раз подчеркиваю, войска ВКО занимаются проблемами Центрального промышленного района.

И все, что будет связанно со стратегической ПРО и ПРО ТВД, тоже, естественно, будет замыкаться на руководство этих войск. Они будут выстраивать здесь идеологию. Но в любом случае все решения будет принимать Генеральный штаб. Естественно, при активном участии всех видов и родов. Потому что нельзя говорить о ПВО, не понимая, какую роль здесь играет авиация, флот, особенно на приморских направлениях, где он играет главную роль, – это комплексная задача. А ее может решить только один орган управления – Генеральный штаб.

– Понятно. Но тут возникает вопрос с ПВО Сухопутных войск. Они тоже должны входить в эту систему или оставаться в ведении командиров общевойсковых бригад?

– Есть очень много мнений по этому поводу. Я считаю, что в современных условиях прикрытие войск на поле боя – задача ПВО Сухопутных войск. Но, помимо этого, нельзя не говорить о той органичности вписания их в другие системы. Надо посмотреть на нашу доктрину. Если мы планируем вести военные действия за пределами Российской Федерации, это один подход. Если говорим, что будем защищать себя, то это уже другой подход. Но они, войска ПВО и войска ПВО Сухопутных войск, взаимодополняют друг друга. По задачам. И нужно, естественно, создавать единую систему управления противовоздушной обороны территории России, чтобы устранить все эти разночтения.

На территории округа командует командующий, ради бога. Я очень долго спорил на эту тему, я доказывал и рассказывал, что это, по всей видимости, ошибка. Не хочу утверждать, прав я или нет, но у меня есть свое особое мнение. Но все решения приняты, и мы их обязаны выполнять.


При этом, хотим мы или не хотим, но с Центрального командного пункта Генерального штаба эта задача будет решаться, и она – одна из главных задач стратегических действий Вооруженных сил, сомнений нет. И прописано так, что основной исполнитель этой задачи – центральный орган военного управления в лице Генерального штаба. Как только полностью завершится техническое управление, то, о чем мы говорили, – создано сетецентрические управление, все тогда встанет на свои места. И система принятия решения и организация принятия решения всех стратегических действий естественно ляжет в другую плоскость. Это наше близкое будущее. Мы его видим, понимаем, но оно пока еще не подошло.

Что касается материального обеспечения, то тут вопросов нет. Меня беспокоит только ресурсное обеспечение самолетов и вертолетов, которое наряжено на решение этой задачи.

– То есть с керосином все в порядке?

– Наличие керосина, ГСМ и других средств меня абсолютно не волнует. Все есть, это не те годы. Аэродромы, горюче-смазочные материалы, мы даже заключили договора с ЗАО «Газпромнефть — Аэро», на 12 аэродромах у нас эта сеть развернута – так называемый аутсорсинг. Он уже в работе находится. Больше всего беспокоит исправность и ресурсное обеспечение. К сожалению, наша структура «Авиаремонт» не настолько прагматично реагирует на все те потребности, которые нам необходимы, как должно. Не могу до сих пор понять, в чем тут причина.

Деньги на ремонт и восстановление выделены. И немалые. Если сравнить с временем 90-х годов, то в разы. Финансовые возможности есть, обязанности определены, спецификация – тоже. Не хватает расторопности и ответственности должностных лиц, которые обязаны этим заниматься. К сожалению, за исправность боевой техники болеет душой только главкомат ВВС, который отвечает за боевую подготовку. Другие наши структуры почему-то отвечают только за финансовые потоки.


Отсюда проблемы. Но если в прошлом году мы налетали порядка 340 тысяч часов, дали налет более 90 часов на каждого летчика. Это разный налет – в зависимости от рода, типа самолета. Я в этом году поставил задачу, особенно по отношению к молодым летчикам, налетать не менее 100 часов.

– Но летают ваши пилоты не только для совершенствования индивидуальной подготовки, но и, видимо, для решения комплексных задач в рамках учений в округах? Вы принимаете участие в этих мероприятиях?

– Конечно, во всех масштабных учениях, если вы обратили внимание, не последнюю роль играет авиация. Если не главную. Все смотрят на то, что происходит в воздухе.

– А в каких важнейших учениях в этом году вы будете принимать участие?

– Во всех. Все, что спланировано, все связано с авиацией. У нас есть план авиационного обеспечения всех мероприятий. Он утвержден начальником Генерального штаба, и мы принимаем очень активное участие во всех учениях.

– Вопрос о социальных проблемах ВВС. Увеличили в два-три раза оклады для летчиков.

– Мы разбираемся с ними. Создан единый расчетный центр, пошел только второй месяц, как начали выплачивать повышенные оклады, что-то где-то не сработало. Мы разберемся и все поправим. Люди понимают: все, что заявлено, они получат. Не сейчас, так потом.

– А здорово выросло денежное содержание, например, командира эскадрильи?

– Это сопоставимо с теми выплатами, которые летчики получали по 400-му приказу. И это в разы больше, чем было до повышения. Конкретные цифры можно уточнить, чтобы не обмануть читателей.

– А по жилью?

– Жилья настроили очень много. Вы проезжали по Балашихе, видели, сколько его. Более 6 тысяч квартир. И еще в Подмосковье строят. Но этот наш учет загубленный, был в квартирно-эксплуатационных частях, сейчас сделали единый банк. У нас часто идут сбои. Каждую пятницу, вчера в том числе, Николай Егорович (Макаров. – В.Л.) проводит совещание по этому вопросу. Я не знаю, когда этот сбой пройдет, но я уже своим говорил, что если мы на местах не выправим ситуацию, начиная с подразделений и выше, не поймем, что у нас происходит, то что сверху ждать?! Надо самим разобраться на уровне части.

К сожалению, часть авиационных частей ушла в округа, о чем мы раньше говорили. Я, как главком, повлиять на положение дел там не могу. Но и мне незачем заниматься этой работой. Там есть территориальные органы, которые призваны решать эти проблемы. Но и нельзя не сказать, что некоторые офицеры тоже безответственно относятся к этим вопросам – извещение пришло, а они не оформляют документов. Специально или по недомыслию затягивают время. Не представляют в полном объеме те документы, которые должны быть.

Ситуации разные. Кто-то имеет жилье, но старается еще прихватить. Соблазнов много. Вооруженные силы сегодня единственная структура, где люди по закону получают жилье от государства.

Служебное жилье уже спланировано под основные базы, по сути дела, у нас будет семь базовых аэродромов самолетов и 14 базовых аэродромов армейской авиации, там будет создано служебное жилье. Все остальное, хотим мы или не хотим, перейдет в конце концов в муниципальное. Все городки мы передадим туда.

– Еще один острый вопрос – об образовании. В том числе и связанный со скандалом, который разразился из-за перевода Академии Жуковского и Гагарина в Воронеж. С чем это связано и что будет с прекрасным Музеем авиации, который находится в Монино?

- Музей как был, так и останется. Он войдет филиалом в Центральный музей Вооруженных сил, и никто на него никак не посягает.

Об академии. Я очень много отвечал на этот вопрос. Почему такая богатая страна, как Соединенные Штаты Америки, имеют всего три военных вуза. По подготовке офицерского состава. Кто-нибудь задавался этим вопросом? Почему они не могут раскинуть по всей стране сеть учебных заведений? Почему в Англии так? По поручению министра я со своими подчиненными, а это известные люди – генерал Харчевский, генерал Градусов, полковник Бареев, даст бог, будет вскоре генералом – это элита современных ВВС, поехали в командировку и практически неделю смотрели организацию боевой подготовки ВВС США. Были в Пентагоне, во всех командованиях, в том числе и на авиабазе в Нелисе. По советским меркам, его можно сравнить с базой в Марах, где я когда-то проходил службу.

Мы были также в Колорадо-Спрингс и в той академии, где одновременно обучается 4 тысячи курсантов на четырех курсах. И где ежегодно из 1 тысячи выпускников 500 становится летчиками. 500 они набирают из других вузов. Я очень подробно изучил их опыт, на удивление, мне коллеги еще и предоставили программу обучения, даже под грифом «Служебная литература», разговор был абсолютно открытый. И я согласен с тем, что все нужно сосредоточить в одном месте. В том числе и финансовые, и материальные средства.

Да, в чем мы проигрываем? В том, что, например, из Сибири нет возможности у всех ребят приехать и поступить в воронежский вуз, но это наша задача. Организовать выездные комиссии, провести конкурсные испытания и найти парней, которые не только из европейской части России, но и с Дальнего Востока будут у нас учиться. Это задача вида заняться отбором курсантов. В том числе и информационно-пропагандистской работой. Набрать здоровых, крепких ребят, а такие нужны в ВВС. Мы шутили когда-то: набирают по здоровью, а спрашивают по уму.

Это другая задача. Но иметь сеть и распылять деньги – не разумно.

Еще один момент. Там рядом с Воронежем в 90 километрах Липецк, Липецкий учебный центр, который позволяет проводить стажировку и подготовку офицеров уже оперативно-тактического уровня. Вся передовая техника – там.

– Это мы говорили о летчиках. Но у вас же есть и метеорологи, штурманы, специалисты по вооружению. Где их учить?

– Все – в одном Воронежском университете. Там планируется создать Военно-научный центр или Государственный университет по подготовке авиационных специалистов.

– А техников где? Специалистов ТЭЧ?

– И техников там. Все в Воронеже. В настоящее время там все и учатся. Все инженерные училища, которые были, в 2009 году начали там обучение. Иркутское, потом Ставропольское, потом Тамбовское училище связи… Все сосредоточили в одном месте. У нас единственное на правах филиала будет Краснодарское училище, которое станет готовить летчиков. Летный состав и офицеров боевого управления.

– Самый последний вопрос. «Стрижи» и «Русские витязи» остаются?

– Их никто не трогает. Ни у кого и мысли такой никогда не было.

– А на Як-130 они будут летать?

– На Як-130, как только мы их получим, тоже создадим эскадрилью, чтобы летать с дымами красочно, как, предположим, «Патруль де Франс» или «Триче де Колор», другие.

российские вооруженные силы
−259+
419
assa89 / За Россию / Новости и политика / на индексе / вчера, 18:49 /
LavrovAV вне форума   Ответить с цитированием
Старый 19.03.2012, 16:46   #4
А.Лексей
Местный
 
Аватар для А.Лексей
 
Регистрация: 09.03.2007
Адрес: Урал
Сообщений: 8,234
Репутация: 697
По умолчанию

>Из дециметрового переходим в метровый. На этот диапазон будет переходить вся наша ближняя навигация. Это связанно, в первую очередь, с решением правительства о переходе всего телевидения на цифровую связь. И мы в этом случае с дециметрового диапазона уйдем
= Правительство и президенты - однозначно пид@расы. В метровом диапазоне на порядок хуже разрешение радиолокации, хуже проницаемость среды для локации, на 2 порядка легче ставить помехи. Надо за такое решение правительство пороть и убивать. Ради ненужное 90% народа 400-канальное (разврат и скандалы) цифровое ТВ правители уничтожают систему безопасности !

Медведев и Путин - 2 идиота, 2 иудея. Но почему Зелин встал в позу №2 и расслабил анус?! Боится сказать правительству и лично маршалу Табуреткину, что они идиоты и предатели? Зарплату, говоришь, в армии в 3 раза подняли ?
А.Лексей вне форума   Ответить с цитированием
Старый 19.03.2012, 16:52   #5
ленинградец
Местный
 
Регистрация: 04.01.2010
Сообщений: 571
Репутация: 362
По умолчанию

вы еще забыли сухопутные это автодорожные войска и инженерные которых тоже почти не осталось
ленинградец вне форума   Ответить с цитированием
Старый 19.03.2012, 17:38   #6
neupkev
Заблокирован
 
Регистрация: 03.10.2009
Сообщений: 8,167
Репутация: 883
По умолчанию

сех врагов России — перепьем!

19.03.12 14:02 380РАЗДЕЛ: ДЕГРАДАЦИЯ И РАЗВАЛ

Март 19, 2012

Гордость крупнейшего оборонного предприятия страны — самая длинная в Европе барная стойка.

Задачи российской оборонки по перевооружению нашей армии поражают своим масштабом. Руководство страны озвучивает такие цифры поставок новейших образцов вооружений, каких мы не слышали последние 30—40 лет.
Вопрос только в том, кто будет выпускать всю эту прекрасную технику. Что осталось в наличии от когда-то мощнейшего в мире ОПК страны? Журналист «МК» попытался это выяснить, побывав на одном из ведущих оборонных предприятий России. И оказалось, что теперь здесь:
— вместо сборочного цеха — дискотека с самой длинной в Европе барной стойкой;
— экспериментальные образцы техники гниют на улице под снегом;
— разработчики уникального вооружения вынуждены платить коммерсантам за аренду когда-то собственных помещений.
И самое страшное — такая ситуация для предприятий ОПК сегодня совсем не исключение…

Разговор состоялся трудный. Вот его содержание с некоторыми купюрами.

Замначальника ОКБ Владимир Селиванов: Мы сегодня фактически начинаем срывать разработки в области Воздушно-космической обороны (ВКО). И в первую очередь это касается системы «Витязь». Если она не придет на смену С-300, обороноспособность страны будет сведена к нулю. Сейчас мы должны проводить комплексную настройку средств этой системы, готовить ее к испытаниям, а нам негде это делать! Нашу технику выбросили на улицу, где она стоит, засыпанная снегом! Ну нельзя прокладывать кабели в кабинах зимой — это нарушение технологии. А мы остались без сборочных цехов! Их распродали. Тот, кто это сделал, обокрал не нас, он обокрал страну!

Лауреат Госпремии Евгений Никифоров: Я тут работаю уже 60 лет, с 1951 года. В нашем главном 14-м сборочном цехе, где рождались образцы всех систем ПВО, начиная с С-75 и кончая С-400, теперь расположен огромный концертный зал и ночной клуб с самой длинной барной стойкой в Европе…

«MK»: И вы об этом узнали только вчера? Приватизация «оборонки» началась еще в «лихие 90-е», так почему же тема утраченной собственности так остро встала лишь теперь?

Главный инженер, замгендиректора Виктор Ничипорук (открывая толстую папку с планом приватизации): «Лихие 90-е» тут ни при чем. В 1995 году «Алмаз» из госпредприятия превратился в акционерное общество. Но тогда все было сделано законно. Государство передало «Алмазу» в собственность 152 здания — от небольших электроподстанций до огромных, как главный корпус, площадью в 45 000 кв. м. Теперь из 152 осталось 11.

«MK»: И вы не видели, как «уплывают» такие объемы собственности? Я вот лично хорошо помню, как в 2002-м, побывав на «Алмазе», удивилась огромному количеству фирм, которые тогда сидели на его площадях. Мне объяснили: госбюджет денег не дает, жить нечем, и если б не Игорь Ашурбейли, в то время гендиректор «Алмаза», который за счет арендаторов фактически спас предприятие, «Алмаз» давно бы канул в Лету.

Главный конструктор Центра МНИИРЭ «Альтаир» Аркадий Ежов: Неправда! «Алмаз» выжил только благодаря китайскому заказу! Если бы не эта торговля… Но и тогда, несмотря на то что появились бешеные бабки, вся инфраструктура стояла разрушенная. Да и цена, которую платили китайцы за наше оружие, и зарплаты, что мы тут получали, были абсолютно несоизмеримы.



Гендиректор ГСКБ «Алмаз-Антей» Виталий Нескородов: Поставки Китаю по тематике «объектовое ПВО» в 2000-х действительно позволили пережить те грустные времена, иначе сейчас тут повсюду были бы сплошные ночные клубы.

Виктор Ничипорук: Я все же не могу отказать Ашурбейли в том, что его энергией и работоспособностью «Алмаз» был спасен. Но у этой медали две стороны. Ведь «Алмаз» и до Ашурбейли сдавал помещения в аренду. Но не продавал. Но именно при нем продажа алмазовской собственности приобрела масштабный характер. И я твердо убежден, что он использовал служебное положение в личных целях, так как косвенно в его ведении оказалась основная часть собственности предприятия. В одном из интервью он сам говорит: «Принадлежащий мне холдинг ВПК». Именно туда входят фирмы, которые теперь наделены бывшим имуществом «Алмаза». У самого же «Алмаза» осталось лишь 14% его прежней собственности.

«MK»: Как же это допустил совет директоров, куда входили госчиновники самого высшего ранга?

Виктор Ничипорук: Уверен, все сделки с собственностью совершены юридически чисто.

«MK»: И коллектив предприятия о них не знал?

Гендиректор ГСКБ Виталий Нескородов: Коллектив не является субъектом, который участвует в подобного рода решениях. К тому же изначально это не было связано со скупкой акций. Их контрольным пакетом всегда владело государство. Метаморфозы с имуществом — вещи иного плана. Основные сделки, в результате которых «Алмаз» лишился своих производственных площадей, состоялись в 2001 году. Собственник менялся лишь на бумаге: вчера свидетельство имело одно лицо, а сегодня уже другое. При этом имущество как бы никуда не уходило, а продавалось дочернему предприятию «КБ-1», учрежденному самим же «Алмазом» в 1998 году и владеющему в нем 51% акций. Это позже все 100% акций «КБ-1» через ряд фирм оказались у Ашурбейли.

Инженер из совета молодых специалистов: И до поры до времени никто ничего не знал, потому что новый собственник никого не трогал, не выгонял, думаю, какое-то время даже не брал арендную плату. Всплыло все лишь сейчас, когда сменился гендиректор.

«MK»: Но разве можно провести подобные сделки, минуя собрание акционеров? С учетом специфики вашего предприятия главным акционером «Алмаза» является государство…

Нескородов: …в лице конкретного представителя, допустим Минимущества. Он проголосовал «за» — сделка состоялась.

«MK»: Вы усматриваете здесь коррупционную составляющую?

Нескородов: Если взглянуть на цены, по которым состоялось отчуждение собственности, другого я предположить не могу. К примеру, 27 апреля 2001 года «Алмаз» по договору купли-продажи передал «КБ-1» недвижимое имущество площадью более 85 800 кв. м за 69 910 000 руб., то есть по средней цене 814 руб. за кв. м. А в то время минимальная стоимость сделок на рынке такой недвижимости была 10 200 руб. за кв. м. И теперь мы вынуждены арендовать у «КБ-1» более 13 000 кв. м площадей. В 2011 году нам это обошлось в 40 млн. руб.

«MK»: Для чего вообще «Алмазу» потребовалось учреждать «КБ-1»? Это ведь, кажется, исторический бренд? Когда в 50-х создавалась ПВО Москвы, КБ с тем же названием возглавил Лаврентий Берия. Оно тогда получило особый статус…

Владимир Селиванов: …И сейчас тоже. Нынешнее «КБ-1» было сформировано таким образом, что, когда образовался концерн «Алмаз-Антей», оно продолжало оставаться самостоятельной структурой. И часть интеллектуальной собственности на С-400 должна была принадлежать не концерну, а «КБ-1».

Главный инженер: Неточно выражаетесь… Собственником документации на командный пункт (КП) С-400 является Минобороны.

Владимир Селиванов: Да, но мы с Игорем Рауфовичем 8 лет занимались вопросами индивидуальной собственности — он ими очень интересовался. Так вот: что является индивидуальной собственностью для наших систем? Программное обеспечение, которое мы в них вкладываем. И одна из задач была: сделать так, чтобы эта собственность или хотя бы ее часть не принадлежала ни Минобороны, ни концерну. Но это оказалось делом сложным…

Гендиректор ГСКБ Виталий Нескородов: Документация и программное обеспечение как ее составляющая — это, конечно, сундук с драгоценностями. Тот, кто им владеет, будет и производить, и выстраивать кооперацию, а значит, имеет шанс снять все сливки. В 2010 году с приходом в «Алмаз» на должность генконструктора Александра Ильича Лаговиера документация на КП С-400 и в экспортном варианте, и в облике для Российской армии была передана в «КБ-1».

«MK»: Как это? Хозяин «драгоценностей» сам решил от них избавиться? Кстати, почему Лаговиер? Я его помню еще офицером ПВО. Так как же отставной полковник мог стать генконструктором крупнейшей фирмы-разработчика? (Смех в зале.)

Владимир Селиванов: Серьезная ошибка власти в том, что проблеме конструкторского корпуса таких предприятий в последнее время не уделялось должного внимания. Здесь генконструктор обязан быть государственником, с огромным опытом работы, кругозором и назначаться, как раньше, правительством.

«MK»: Дмитрий Рогозин в Думе недавно говорил о том же. Но все же вернемся к документации на С-400. Она ушла от вас навсегда?

Виталий Нескородов: Нет. Документы на экспортный облик мы, как его разработчики, себе вернули. Сейчас пытаемся вернуть подлинники, которые принадлежат Минобороны.

Бывший главком ВВС Анатолий Корнуков: Думаю, планы Игоря Рауфовича касались не только документации, они шли дальше. В конечном итоге — и он об этом говорил — ему хотелось постепенно поглотить «Алмаз», вернувшись к историческому названию — «КБ-1», привлечь сюда еще ряд оборонных структур и создать собственный холдинг или концерн — что получится — под задачи ВКО, вытеснив те структуры, которые сегодня занимаются этой темой. И этот план с повестки дня не снят.

«MK»: Вот-вот, я уже писала, что война за миллиарды для ВКО в нашей оборонке будет ох какой жесткой.

Анатолий Корнуков: Эта война ведется против нас. Сегодня пошла целая серия экспериментальных образцов по системам ВКО, а нам их негде собирать — подотчетные Игорю Ашурбейли фирмы вытесняют алмазовцев с исконных территорий.
Юноша из совета молодых специалистов: До декабря образцы наших изделий стояли в корпусе, пока вдруг его хозяин не заявил: вы мне тут больше не нужны. Уходите.

Главный инженер Виктор Ничипорук: Таких примеров масса. Недавно образец выкатили из 56-го корпуса, из 3-го — антенну, из 46-го потребовали убрать склад готовой продукции, а на днях предупредили, что отдел испытаний, оснащенный уникальным, на 100% импортным и страшно дорогим оборудованием, лишь до конца 2012 года сможет остаться в прежнем здании. Оно, оказывается, тоже уже не наше. Но любой переезд — это не просто взял железяку и переставил, это время и деньги! Вокруг оборудования создается мощная инженерия: вентиляция, специальное электропитание, оптические линии связи, огромное количество электроники. Все надо разобрать, заново собрать, настроить.

Замначальника ОКБ Владимир Селиванов: У нас есть оборудование, которое забетонировано. Так от нас требуют его выдрать и найти ему другой угол.

Валентина Данилина, представитель профсоюза, ведущий инженер: Из 16-го корпуса, что выходит на Балтийскую улицу, вскоре выселят разработчиков. Собственник выставил здание на продажу. Говорят, там будет гостиница с почасовой оплатой. Очень удобно: прямо рядом с ночным клубом — бывшим сборочным цехом. Там же недалеко сауна.

Виктор Ничипорук: Маленький штрих: когда Ашурбейли был гендиректором, за счет прибыли предприятия выстроил прямо под нашим музеем спа-салон. Поначалу нам говорили: с «Алмаза» туда сможет ходить любой желающий. Но цена для нас оказалась запредельной, хотя в это спа мы вложили порядка 150 млн. рублей.



Валентина Данилина: А почему никто не говорит про наш бывший полигон в Химках, медсанчасть на Габричевского, объекты в подмосковном Поварове, стадион на Иваньковском шоссе, профилакторий в Куркине? Меня как представителя профсоюза люди спрашивают: где все это? Я узнавала. Еще пару лет назад в профилактории жили рабочие, строившие Куркино. Позже там собирались сделать общежитие для молодых специалистов «Алмаза». Из физтеха к нам многие хотели бы пойти, но там все иногородние — москвичи физтех не уважают. Было б общежитие, молодежь бы пришла. И вот недавно проезжаю, а на том месте трехметровый забор с охраной. И три огромных особняка.

На поле нашего бывшего стадиона в парке Покровское-Стрешнево тоже теперь стоит дворец. И церковь. У нас говорят, Ашурбейли их выстроил для себя. Хотя точно мы не знаем, нас туда не пускают.

«MK»: И что вы собираетесь делать? Судиться? Но как, если юридическая чистота сделок не вызывает сомнений?

Валентина Данилина: Надо поднять бумаги, посмотреть суммы — определить, рыночные или нет, проверить все на предмет коррупционной составляющей, злоупотребления служебным положением…

Молодой специалист: …в конце концов, учитывая угрозу обороноспособности государства, руководству страны требуется проявить политическую волю.

Анатолий Корнуков: Наше предприятие включено в перечень стратегических, значит, должно быть обеспечено возможностями и средствами, чтобы выполнить ту важную государственную задачу, для которой оно предназначено.

Владимир Селиванов: Поймите, мы остались без сборочных цехов! Под угрозой «пятисотка»! Сложилась ситуация, когда сроки, которые нам поставлены, мы заведомо сорвем! И положение с каждым месяцем будет усугубляться. Причем настолько, что, когда государство наконец будет вынуждено разобраться и попытается нам помочь, может оказаться, что уже поздно…***

Через пару дней после этого разговора я встретилась с Игорем Ашурбейли — бывшим гендиректором ОАО «НПО «Алмаз», научным руководителем ОАО «КБ-1», посчитав, что будет справедливо дать слово и ему.

Он, как человек яркий, говорил горячо, взволнованно и рассказал обо всем: почему техника оказалась на улице, кем из больших руководителей утверждались имущественные сделки, что находится на бывшем алмазовском стадионе…

Вывод из всего сказанного был примерно такой: в его лице создается образ врага, чтобы было потом на кого свалить неминуемый срыв гособоронзаказа по ряду новейших систем ВКО.

Однако после того, как я положила эти его мысли на бумагу, Игорь Рауфович вдруг попросил из статьи их убрать и оставить только одну фразу: «Из принципиальных соображений отказываюсь пока от каких бы то ни было комментариев по темам, инициированным моим бывшим заместителем» (имеется в виду нынешний гендиректор ГСКБ «Алмаз-Антей» Виталий Нескородов. — О.Б.).

Что ж, может, это и к лучшему. Не придется сравнивать и сопоставлять: кто прав, кто виноват. Пусть этим займутся другие, более компетентные органы.

Я же во всей этой истории вижу лишь типичную картинку того, что произошло с нашим ОПК в последние годы. Вовсе не в «лихие 90-е», на которые теперь принято списывать все грехи, а именно в последнее десятилетие.

Посмотрите, разве «Алмаз» одинок в своих проблемах? Зайдите в любой оборонный НИИ и увидите, что 50–80% его площадей оккупировали автосервисы и стриптиз-бары. А всеми любимое ледовое телешоу теперь снимают в ангаре известной авиафирмы, где раньше размещалось опытное производство военных самолетов.

«Отныне здесь только танцуют!» — такая надпись украсила площадь Бастилии в Париже, после того как там была разрушена веками стоявшая тюрьма. Этот же плакат сегодня уместно было бы водрузить и на развалинах российской оборонки.

А теперь давайте снова вспомним обещания будущего президента про 400 межконтинентальных баллистических ракет, 8 ракетных подводных крейсеров стратегического назначения, 20 многоцелевых подлодок, более 50 боевых надводных кораблей, 100 космических аппаратов военного назначения, свыше 600 современных самолетов, включая истребители пятого поколения, более 1000 вертолетов… Про все, что должна сделать эта оборонка к 2020 году.

И особенно вспомним про Воздушно-космическую оборону с ее 28 полковыми комплектами системы С-400 и 38 дивизионами «Витязь», учитывая, что производственный цикл создания каждого комплекта — 2 года.

Ну и как, верится вам в эти обещания?

То-то…
neupkev вне форума   Ответить с цитированием
Старый 19.03.2012, 17:41   #7
neupkev
Заблокирован
 
Регистрация: 03.10.2009
Сообщений: 8,167
Репутация: 883
По умолчанию

США почти обезопасили себя от ответного удара

19.03.12 14:02 330РАЗДЕЛ: ДЕГРАДАЦИЯ И РАЗВАЛ

К 2020 году баллистические ракеты России не смогут достичь основных районов Америки

Золотые унитазы, слоновьи бивни, украшенные бриллиантами, дворцы в Лондоне и подмосковная Рублевка, зарплаты чиновников, в десятки раз превышающие пенсии, нищий народ - вот, что может в реальности противопоставить Россия Соединенным Штатам в гипотетическом конфликте. Эти слова вполне можно было бы отнести к риторике проигравшей оппозиции, однако военные эксперты бьют во все колокола, относительно состояния наших Вооруженных сил, а значит, и безопасности государства.

На вопросы, касательно способности Российской армии защитить страну, отвечает Сергей Гриняев, доктор технических наук, генеральный директор Центра стратегических оценок и прогнозов.

«СП»: - США - несомненный военный лидер в мире. Насколько могущественна армия и флот США в реальности? И в самом ли деле так «страшен черт, как его малюют»?

- Да, американские вооруженные силы сегодня самые мощные в мире. И не только по причине, что военный бюджет Штатов превышает военные бюджеты всех других стран вместе взятых. Армия США сегодня - самая высокотехнологичная на планете. И это крайне важно. Военно-промышленный комплекс США остается одним из наиболее значимых поставщиков передовых технологий на рынок, что обеспечивает США технологическое лидерство. А вот в России посчитали, что предприятия ОПК не в состоянии внести свой вклад в модернизацию экономики – за последние месяцы мы только и слышим из уст разного рода чиновников, сколь плохо обстоят дела в нашей оборонке и какое негодное оружие мы выпускаем.

Обратите внимание также на то, сколько сегодня публикаций в области военной науки в США и, к примеру, в России? Сегодня у нас единственный научный журнал «Вестник Академии военных наук» не имеет средств на поддержание своего тиража в четыре выпуска в год: ни Генштаб, ни Минобороны не находят средств на издание. А зачем? Мы же уже давно считаем, что военная наука - это нонсенс (прежде всего потому, что ее не всегда возможно коммерциализировать), а вот в США так не считают. Поэтому в последние десятилетия они получили глубоко разработанные теории не только военно-стратегического переустройства мира, но и научно-обоснованные подходы к строительству своих вооруженных сил. Штаты постоянно обкатывают новинки оперативно-стратегических знаний в ходе многочисленных конфликтов, от чего-то отказываются, что-то дорабатывают. В результате американская армия имеет вполне определенное представление о национальных интересах страны, о государствах, подлежащих защите или завоеванию, а также о своих союзниках и противниках. У нас же этого давно нет – достаточно посмотреть на судьбу отношений с самым верным союзником - Беларусью.

Сегодня в кругах военных специалистов (как в России, так и на Западе) очень популярен термин «сетецентричнось» (принцип организации систем управления, позволяющий реализовать режим ситуационной осведомлённости благодаря формированию целостной, контекстной информационной среды и включения в процесс возможно большего числа источников первичной информации — ред). Предполагается даже, что современные российские Вооруженные силы строятся с учетом этой самой сетецентричности. Но посмотрите – есть ли хотя бы одна работа, опубликованная в России, по этому направлению? Таких работ нет. Тогда как же обосновано строительство Вооруженных сил «нового облика»? Непонятно. А вот в США это направление не только детально изучено и апробировано, оно давно положено в основу целого ряда военно-стратегических концепций. Причем есть несколько конкурирующих научных школ, что дает возможность запустить процесс эволюционного отбора наилучших идей.

В свое время начальник Генштаба Николай Макаров на вопрос профессоров Академии военных наук об основаниях «нового облика» Вооруженных сил ответил, что военная реформа проходит одновременно с написанием новой военной доктрины. Написали, мол, один параграф - тут же реализовывали его в войсках. Я даже не берусь комментировать такое.

«СП»: - А есть ли у американцев своя «ахиллесова пята»?

- Конечно, «ахиллесова пята» есть у любой системы, построенной человеком, а вооруженные силы – это большая, сложная система. Пожалуй, если говорить о ВС США, то их уязвимость сегодня как раз кроется в колоссальном технологическом разрыве с остальным миром. Кроме того, негативным образом на способность решать поставленные задачи отражается и склонность личного состава американской армии вести боевые действия в комфортных условиях при минимальных потерях (это, кстати, тоже следствие высокотехнологичного разрыва, в частности, в вопросах тылового обеспечения). Именно поэтому, сегодня у высшего руководства военного ведомства США наибольшее беспокойство связано с развитием у потенциальных противников средств и методов ведения ассиметричной войны. К этой группе методов относятся, например, приемы ведения информационного противоборства, проведение диверсионно-террористических операций на объектах критической инфраструктуры и др.

«СП»: - Может, остались военные направления, в которых Россия имеет приоритет? Или всё это в далеком прошлом?

- К сожалению, приходится констатировать, что на втором десятилетии XXI века Россия практически не обладает в военной области ничем, что могло бы обеспечить некоторый приоритет. Единственная область, всегда считавшаяся национальной гордостью России – космонавтика - похоронена в юбилейном для нее 2011 году. Из 32 запусков пять были аварийными. О другой нашей гордости – авиации, мы забыли несколько лет назад… Наши танки - наследники легендарных «тридцатьчетверок», в прошлом году также признаны неспособными решать стоящие перед ними задачи. В отличие от наследников фашистских «тигров» - танков «Леопард», планы закупки которых вынашивает Минобороны России. В общем, это вполне укладывается в положение дел – в отсутствие чётких ориентиров военного строительства, однозначного понимания угроз и вызовов военной безопасности государства, его интересов. Очень сложно понять: а что необходимо заказывать у предприятий ОПК? Если нет понимания стоящей задачи, то как можно решить, подходит ли данный образец вооружения для ее решения или нет?

«СП»: - Неужели все так плохо?

- Я бы все же обратил внимание на один уникальный элемент нашей военной машины – личный состав. Несмотря на все перипетии военной реформы, нам пока удается сохранить уникальную систему подготовки элиты российской армии – десантников и спецназа. А ведь события в Ливии показали, что именно спецподразделения сегодня способны оказывать влияние не только на тактическую обстановку, но и на ход и исход войны в целом. Вот только оружие у них, скорее всего, будет все же натовское.

«СП»: - Многие эксперты считают, что к 2020 году баллистические ракеты России не смогут достичь Америки. Так ли это?

- Да, я согласен с таким мнением. Сегодня ядерный щит пока еще защищает нашу страну. Но с каждым годом развитие обычных средств поражения уходит далеко вперед. Недалек тот день, когда в результате обезоруживающего удара мы можем оказаться лишенными возможности нанести ответный удар ядерными силами. В отношении ядерного оружия существует еще одна, крайне важная проблема – психологическая. Необходимо обладать непоколебимой решимостью в его применении, осознавая, что это может повлечь гибель цивилизации, а это требует высочайших моральных качеств, которые не всегда присутствуют...

Однако я сторонник того подхода, что ядерные силы вообще никогда не будут применены (за исключением гипотетического случая ядерного терроризма). Все то же пресловутое технологическое превосходство сегодня позволяет достигать военно-политических целей без применения конвенциональных сил. Существующие эффективные технологии манипуляции общественным сознанием, инициации повстанческой активности, провоцирования экономических кризисов и др. приемы и методы «противоборства четвертого поколения», о чем ваше издание уже рассказывало, прошли апробацию в целом ряде стран и готовы к применению и против России.

«СП»: - Недавно за океаном озвучена военная доктрина, которая называется «Новая карта Пентагона». Какие угрозы несёт она России?

- Да, новый документ был анонсирован 5 января 2012 года президентом США Бараком Обамой. Этот документ, озаглавленный как «Поддержание глобального превосходства: Приоритеты для обороны XXI века», действительно вызвал множество откликов. Хотя новое руководство военного ведомства утверждает, что его разработка осуществлялась в рамках реализации стратегии национальной безопасности США, подготовка документа осуществлена без мандата конгресса и вне принятой процедуры разработки стратегических руководств для МО США.

Если коротко, то основные новшества сводятся к следующему. В документе впервые введен термин «глобальное пространство», объединяющее помимо традиционных пространств противоборства также и информационное пространство. Использование данного термина в документе свидетельствует о продолжении классической геостратегии морских держав и открытом возвращении геополитики в оборонную политику и стратегию США. Вторым важным моментом, относящимся к геостратегии, следует признать тезис, что США стоят перед «необходимостью перебалансирования (изменения баланса в пользу, переориентации) на Азиатско-тихоокеанский регион». Речь идет о геостратегической переориентации и формировании долгосрочных трендов, разворачивание которых будет происходить не только на протяжении последующих десяти лет, но всего XXI века. На Ближнем Востоке среда безопасности во многом будет формироваться «арабским пробуждением». США по-прежнему остаются гарантом безопасности Израиля. Первоочередной целью является воспрепятствовать ядерной программе Ирана и «противодействовать его дестабилизирующей политике». Решать свои задачи в регионе США намерены со своими союзниками, в первую очередь, Израилем, и в сотрудничестве со странами Совета по сотрудничеству стран Персидского залива. Примечательно, что в документе не упоминается Турция.

Изменения предусматриваются также в Европе и НАТО. Большая часть европейских стран сегодня являются «производителями безопасности, а не ее потребителями». В изменяющейся среде безопасности, сокращении ресурсов, которые могут быть выделены на оборону, США вынуждены сократить объемы своего военного присутствия на европейском театре военых действий ( ТВД). Из классического геополитического инструментария стоит упомянуть намерение снизить размер ядерных сил, причем во всех компонентах ядерной триады. Из новых угроз среды безопасности XXI века, которым будет уделено особое внимание, важным представляется намерение противодействовать новым угрозам, исходящим от негосударственных факторов, неконтролируемых территорий, групп и личностей.

«СП»: - В свое время неподъемный военный бюджет «раздавил» СССР. Не ждёт ли такая участь США на фоне нарастающих финансовых потрясений?

- Не думаю. Как я отметил, большинство из наработок ОПК США внедряется на рынке и успешно коммерциализуется, сохраняя технологическое превосходство США (чего, кстати, не было в СССР, где военные наработки практически не попадали на гражданский рынок). Однако интересная тенденция все же намечается. Прежде всего, ведущие американские предприятия ОПК в последнее время начинают все больше уделять внимание именно информационным технологиям, приемам и методам ведения информационной войны. Объясняется это тем, что классические системы вооружения сегодня настолько сложны, что период их разработки затягивается на годы, что снижает скорость оборота капитала и затрудняет рост оружейных корпораций. К тому же им постоянно нужен рынок сбыта – нужны конфликты. А последние события в той же Ливии показали, что западное общество все менее лояльно воспринимает применение военной силы, влекущее массовые жертвы среди мирного населения. И хотя задачи по защите и завоеванию национальных интересов сохраняются и в XXI веке, но пути их решения все больше смещаются к ненасильственным методам. Полагаю, что скоро такие гиганты как LockheedMartin и NorthropGrumman встанут в один ряд с IBM и Oracle в деле создания средств ведения информационной войны и информационной обороны.

«СП»: - Россия резко увеличивает расходы на оборону, в частности, на флот. Поможет ли это?

- Сомневаюсь. Прежде всего, потому, что сами по себе расходы ничего не дают. Необходимо так называемое «стратегическое видение», а с этим у нас проблемы: никто так и не может, например, объективно ответить, нужны ли России атомные авианосцы и для решения каких задач. Еще недавно одной из основных задач, для решения которой готовились Вооруженные силы, была борьба с терроризмом. Это весьма специфическая задача и для ее решения флот не нужен, как не нужны и сами Вооруженные силы. Такие задачи решаются исключительно силами МВД и ФСБ (я не беру искусственно созданный в США миф «международного терроризма», который позволяет Штатам решать собственные геостратегические задачи). Почему именно флот получает большее финансирование? Полагаю, что здесь вопрос связан с тем, что программы развития флота, как правило, многолетние и появляется возможность маневрирования.

«СП»: - Как оценивается современная Российская армия военными экспертами на предмет противостояния внешним угрозам?

- Ситуация в военной среде тревожная. Конечно, существенное повышение денежного содержания весьма благоприятно воспринято в военной среде. Однако не в этом все же суть военной силы. Остается непроработанной военно-стратегическая составляющая военного строительства: пока так и нет научно обоснованных суждений о безоговорочной выгоде введенного бригадного принципа комплектования. Нет четкого понимания организации управления. Серьезные вопросы вызывает и понимание в высших военных кругах и проблем новых вызовов и угроз (в частности, документ «Концептуальные взгляды на деятельность Министерства обороны РФ в информационном пространстве», недавно опубликованный на сайте Минобороны, не выдерживает никакой критики). Кроме того, серьезные опасения вызывает реализуемая система военного обучения – полное прекращение набора курсантов или его резкое сокращение (до 20 человек на курс) серьезно осложняет и без того непростую кадровую политику. Кроме того, система подготовки офицеров пока не претерпела серьезного изменения, и офицеры для Вооруженных сил «нового облика» продолжают готовиться по старым программам. Это касается и обучения высшего офицерского состава в Академии Генерального штаба ВС РФ, которая также сегодня находится далеко не в лучшем своем состоянии. Так что о полете военной мысли и говорить не приходится.

http://www.shturmnovosti.com/view.php?id=34843

Последний раз редактировалось neupkev; 19.03.2012 в 17:46.
neupkev вне форума   Ответить с цитированием
Старый 19.03.2012, 18:05   #8
Gena
Местный
 
Аватар для Gena
 
Регистрация: 19.08.2008
Адрес: Подмосковье
Сообщений: 16,943
Репутация: 848
По умолчанию

Сегодня МО больше всего волнует распродажа государственной недвижимости вместе с землёй.
Gena вне форума   Ответить с цитированием
Старый 21.03.2012, 12:33   #9
Irkutyanin
Местный
 
Аватар для Irkutyanin
 
Регистрация: 05.02.2008
Сообщений: 191
Репутация: 91
По умолчанию

АНАТОМИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ИЗМЕНЫ


Последний раз редактировалось Irkutyanin; 21.03.2012 в 13:24.
Irkutyanin вне форума   Ответить с цитированием
Старый 21.03.2012, 12:36   #10
Irkutyanin
Местный
 
Аватар для Irkutyanin
 
Регистрация: 05.02.2008
Сообщений: 191
Репутация: 91
По умолчанию

АНАТОМИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ИЗМЕНЫ

В раздумьях о нашей дальнейшей судьбе после недавних выборов Президента России открываю статью 275. «Государственная измена» Уголовного кодекса. В данной статье «черным по белому» написано: «Государственная измена, то есть оказание помощи иностранному государству или их представителям в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности Российской Федерации, совершенная гражданином Российской Федерации, - наказывается лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет».
В представлении простого обывателя образ такого преступника, наверное, ассоциируется с каким-нибудь чиновником среднего звена, откровенно ненавидящего свою страну и свой народ, то есть шельмы, но в нашем, российском, случае все намного хуже. По моему глубокому убеждению, государственным изменником № 1 в России является никто иной, как неоднократно избираемый бесчестными выборами Её президент Владимир Путин.
Начну со свежего примера, так как свою преступную деятельность Путин не прекращал даже во время своей недавней рокировки со своим другом Медведевым, то есть во время своего премьерства. Владимир Владимирович не постеснялся, по-тихому, как глава правительства России, подписать со своим американским коллегой соглашение о транзите вооружения, военной техники, военного имущества и персонала через территорию России в связи с участием США в развязанной ими же кровавой бойне в Афганистане и сильнейшему потоку наркотиков по всему миру. Сказано – сделано: послушный друг Путина (наш титульный президент Медведев) это соглашение ратифицирует законом № 36-ФЗ через такой же послушный и антинародный парламент и 09 марта 2012 года его благополучно подписывает. В таких случаях наше телевидение в новостях планомерно молчит, так как это «неудобная тема» и хвастаться тут, мягко говоря, нечем… В частности в этом законе есть такие интересные моменты, на которых стоит заострить особое внимание.
Так воздушные суда США в нашем воздушном пространстве освобождаются по этому предательскому закону от аэронавигационных сборов, то есть аэронавигация этих заокеанских «псов войны» будет за наш с вами счет. Напрашивается сам собой наивный вопрос: «А оно нам надо?». Более того, общее количество таких полетов составит до 4 500 только в 1 сторону в год.
Вооружение, военная техника, имущество и персонал пропускаются без взимания таможенных пошлин, сборов, налогов и других ограничений! Теперь напрашиваются размышления: для бюджета страны нет никакой пользы – это факт. Есть риск распространения по этому каналу афганских наркотиков и оружия по всей нашей необъятной стране. И наконец, опять приходим к вопросу: зачем нам нужно такое «зарубежное счастье», да еще и в городе Ульяновске http://www.trud.ru/article/03-02-2012/272133_v_uljanovske_pojavitsja_logisticheskaja_baz a_nato.html в непосредственной близости к аэропорту «Восточный», так как именно там правительство Путина присмотрело местечко, в рамках этого межправительственного соглашения, для базы НАТО?
Стоит, думаю рассказать людям и о том, что в с 27 февраля по 3 марта 2012 года в рамках международного Договора по «открытому небу» (подписан в г. Хельсинки в 24.03.1992 году) американцы на своем самолете наблюдения ОС-135Б выполнили наблюдательный полет над территорией Российской Федерации, а мы взамен получили «равнозначное» право выполнить наблюдательный полет над территорией крохотной Италии, которая не имеет никакого разведывательного интереса – «информационная пустышка». http://nvo.ng.ru/news/2012-03-02/2_sky.html?insidedoc Прошу заметить, что в свое воздушное пространство, руководство США, будучи патриотами, никого не пускает, так как там есть реальная гласность в действиях власти, а у нас о таком не будут судачить у Познера или Гордона в студии перед всем народом.


Ну, а теперь, думаю, можно обратиться, по хронологии событий, к более раннему периоду президентской деятельности Путина, а точнее к подробностям принятия подписанного им Федерального закона от 29.05.2003г. № 62-ФЗ "О ратификации Договора между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о сокращении стратегических наступательных потенциалов". Тогда, до 14 мая 2003 года, только одна политическая сила в нашей Государственной Думе всячески противилась принятию данного закона и это наша с вами народная и родная партия - КПРФ. Свою задачу по вырыванию «ядерного большого клыка» России через марионеточный русский парламент руководство США выполнило на «пять с плюсом». Дело тут в уничтожении наших ядерных уникальных ракет Р-36М2 «Воевода» (SS-18 «Satan») весом по 8,8 тон каждая с десятью боеголовками и сорока ложными целями, которые сделали бессмысленной дорогостоящую американскую систему ПРО. Срок её службы был до 2020 года. Сам закон № 62-ФЗ лишь легализовал в нашей стране договор между Россией и США о сокращении стратегических наступательных потенциалов, подписанный в Москве Путиным 24 мая 2002 года, по которому к 31 декабря 2012 года суммарное количество стратегических ядерных боезарядов не превышало у каждой из Сторон количество в 1700 - 2200 единиц (!) и первыми пошли на лом именно самые совершенные и грозные ракеты России – ракеты «Воевода». При чем на лом они пошли безвозвратно, не взирая на то, что их уникальные двигатели могли спокойно использоваться в мирных целях для доставки спутников в космическое околоземное пространство, а между тем только одна такая ракета могла уничтожить полностью такие штаты как: Мэриленд, Вермонт и Род-Айленд. Равнозначной замены после их уничтожения вместе с ракетными шахтами (их просто превратили в груду железобетона) наш народ и армия так и не получили. Посмотрим на статистику уничтожения наших боеголовок Ельциным и его «птенцами-последователями»: 1990 г. – 10583 шт., 2000г. – 6722 шт., 2008г. – 3155 шт. В то же время, США, объявив о переводе своих стратегических бомбардировщиков Б-1 в безъядерный статус, пока не позволяют российским специалистам убедиться в невозможности этих самолетов нести ядерное оружие. Вместо ликвидации тяжелых ракет MX уничтожаются только их первые ступени. Все указанные факты являются публичными и нисколько не заботят господина Путина, который взирает на нас с экранов телевизоров, как столп «стабильности» и патриотизма, а все TV-каналы освещают его голый торс и погружения на дно Байкала, полет за штурвалом истребителя и поездку за рулем «Лады Калины»: «Такой же, как Путин, что бы не пил, такой же, как Путин, что бы любил», - слова из известной всем песни. Думаю, что скоро нашим артистам: Алиса Фрейндлих, Станислав Говорухин и т.д. будет очень стыдно перед народом за то, что они так рьяно агитировали по первому каналу за «сильного лидера Путина», но это их ещё ожидает.
Будет уместным вспомнить господину Путину его заявления по телевизору 08 февраля 2008 года: «Наиболее развиты страны, опираясь на свое технологическое преимущество, направляют многомиллиардные средства на разработку оборонительных и наступательных систем следующих поколений! Мы базы ликвидировали: и на Кубе[1] и во Вьетнаме[1]. Что мы получили? Новые американские базы: в Румынии; в Болгарии; новый позиционный район ПРО в Польше скоро будет, видимо создан и в Чехии его элементы. Нас фактически ставят перед необходимостью ответных действий! Вынуждают принимать соответствующие меры. На эти новые вызовы у России есть и всегда будет ответ». Хотелось бы в этой связи спросить у господина Путина: «Может хватит давать громкие и пустые обещания?! Вы хорошо смотритесь с большой трибуны и красиво говорите, но делаете все так, что бы нас просто в один «прекрасный» миг смяли с помощью силы, как листок бумаги… Если вы сами признали ошибкой уход с данных баз, то какой ценой мы заплатим за такую «ошибку» и имеете ли вы, господин президент, вообще право на такую ошибку в масштабах всей страны и ответственности за судьбы многих миллионов россиян? А вы не имели и не имеете право на такую, с позволения сказать, ошибку. По неписанным законам офицерской чести вы должны пустить за такие «Ошибки» себе пулю в висок, а не участвовать в выборах Президента Великой Страны. А если говорить об ошибках, то тут стоит особое внимание заострить на, можно сказать апогее в преступной деятельности в ущерб внешней безопасности России нашего вновь «избранного» президента Путина В. [IMG]file:///C:/Users/645/AppData/Local/Temp/msohtmlclip1/01/clip_image002.jpg[/IMG]
Это подписание Путиным 07 июня 2007 года Федерального закона № 99-ФЗ "О ратификации Соглашения между государствами-участниками Североатлантического договора и другими государствами, участвующими в программе "Партнерство ради мира", о статусе их Сил от 19 июня 1995 года и Дополнительного протокола к нему". Только одна политическая сила, как всегда, голосовала в Думе против этого позорного, как исторической точки зрения, так и из соображений национальной безопасности изуверского и подлого закона – это КПРФ. Вкратце суть данного закона в том, что мы оговариваем в нем ни больше и не меньше, а будущий статус чужой для нас армии НАТО-США на нашей же земле, которая по всему миру себя зарекомендовала, как армия безжалостных палачей и наркоторговцев. Это ли не государственная измена, господин Путин? У нас, что нет своих вооруженных сил, своей милиции (не люблю слово «Полиция»), своих возможностей решать свои внутренние проблемы без внешнего вмешательства? К чему вы готовитесь, с принятием этого закона? Почему вы решили, что принятие данного закона о статусе чужих вооруженных людей у нас дома не должен решать сам народ с помощью своего высшего волеизъявления – референдума? Надеемся, что скоро мы получим ответы на данные вопросы от этого человека. Хотелось бы привести выдержку из данного предательского и подлого закона, принятого, как всегда такие «законы», в «тихушку», как совершенное дерзкое преступление, о чем я говорил в самом начале:
«Под используемыми в статье VI Соглашения[2] словами "владеть оружием" Российская Федерация на основе взаимности («уместное» слово по отношению к интервентам) будет понимать применение и использование оружия, а под словами "благосклонно рассматривают просьбы принимающего государства" - обязанность органов власти направляющего государства учитывать требования принимающего государства относительно ношения, перевозки, транспортировки, использования и применения оружия». Теперь для более глубокого понимания привожу текст самой статьи VI Соглашения:
«Военнослужащие могут владеть оружием и носить его при условии, что они имеют на это право в силу отданных им приказов. Органы власти направляющего государства благосклонно рассматривают просьбы принимающего государства касательно данного вопроса». Ну, что подразумевается под «благосклонностью» со стороны «законных» интервентов трудно сказать да и смешно… Вот так «благосклонно» господин Путин предал наш народ и нашу Родину. Простит ли его за это История и Высшая справедливость – покажет время.
[1] Имеется ввиду пункт материально-технического обеспечения (ПМТО) ВМФ России в порту Камрань. Последние российские военнослужащие покинули Камрань в мае 2002 года.

[2] "Соглашение между Сторонами Североатлантического договора о статусе их сил" (Заключено в г. Лондоне 19.06.1951)




[1] Имеется в виду Радиоэлектронный центр в Лурдесе. Возможности данного центра позволяли перехватывать данные с американских спутников связи, наземных телекоммуникационных кабелей, а также сообщения из американского центра управления полётами НАСА в близлежащем американском штате Флорида и т. п. Так, в 1993 году министр обороны Кубы Рауль Кастро заявил, что около 75 % информации разведывательного характера Россия получает с помощью центра в Лурдесе – примечание автора

Последний раз редактировалось Irkutyanin; 22.03.2012 в 01:31.
Irkutyanin вне форума   Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Дождались: В российской армии больше не будет кавказцев Иван Александрович Угрозы России и братским народам 159 02.02.2012 16:41
Реформа армии: идиотизм в n-й степени или абсолютно логичный шаг? neupkev Общение на разные темы 4 06.07.2010 19:27
Реформа Российской армии удалась.Парня только искренне жаль... Иван Александрович Угрозы России и братским народам 0 29.05.2010 13:41
Реформа Армии, как внутренняя угроза безопасности Российской Федерации shaman57 Угрозы России и братским народам 0 11.10.2009 13:23
Реформа Армии. Или, как НЕ откосить от службы. Брат Махатма Открытые письма, обращения и манифесты 0 04.04.2008 15:49


Текущее время: 17:33. Часовой пояс GMT +3.

Яндекс.Метрика
Powered by vBulletin® Version 3.8.7 Copyright ©2000 - 2017, vBulletin Solutions, Inc. Перевод: zCarot
Copyright ©2006 - 2017 www.kprf.org